Картуз — головной убор, наверное, единственный известный чисто русский мужской головной убор, использовавшийся повсеместно на всей территории России. Картузы носили без исключения все сословия, граждане всех религиозных конфессий, практически во всех случаях (за исключением, пожалуй, официальных приемов).

Происхождение картуза — прусское (по крайней мере, так считали на Руси, хотя это не факт, по-моему). По смыслу это — неформенная, гражданская фуражка. В отличие от форменной фуражки (которую в свою очередь в России носили очень многие служащие и военные). Состоит из донышка, тульи или очелья (самая верхняя расширяющаяся часть) цилиндрического околыша и козырька.

Рисунок 1. Составные части картуза.

Олег Тульнов. «Русский картуз»

Донышко могло иметь овальную или круглую форму. Существовали так же «бескозырки» — фуражки без козырька, однако гражданские чаще всего делались с козырьком.

Часто фуражки снабжали внутренним или внешним подбородочным ремешком, внешний выполнял так же и декоративную функцию. Более того, в гражданских фуражках (картузах) декоративный подбородочный ремень утратил свои функции и стал выполнять чисто декоративное назначение, закрывая шов между козырьком и околышем, представляя из себя тонкий крученый шёлковый шнурок.

В Росси картузы стали применять с начала 19-го века, изначально в армии, где фуражку использовали взамен неудобного и тяжелого кивера в полевых занятиях, при хозработах и т.д. Практически сразу картуз, как удобный, красивый и солидный головной убор распространился и в народе.

Рисунок 2. Кивер — жесткий и тяжелый головной убор.

Олег Тульнов. «Русский картуз»

Первоначально фуражка повторяла форму кивера — то есть это был расширяющийся вверх головной убор с козырьком, только более мягкий (в отличие от жесткого кивера). Примерно в середине 19-го века гражданская фуражка по неизвестной причине получила название «картуза», то есть матерчатого мешочка для пороха, использующегося в заряжании артиллерийских орудий. По какой причине это произошло — неизвестно.

Эволюция фасона.

Несмотря на то, что изначально фуражка имела прусское происхождение, практически сразу после попадания в Россию он стал развиваться своим путем. В зависимости от моды менялись размеры, форма и манера носки картуза. Так, например, в первой половине 19-го века это был довольно большой по размерам головной убор, с круглым донышком, одинаковыми по всем сторонам «четвертинками» тульи, поднимающимися туго на верх. Козырек — так же довольно большой по размерам, при этом почти вертикальный.

Со временем размеры тульи уменьшались, во второй половине 19-го века тулью стали опускать сзади вниз, при этом перед остался поднятым над околышем, донышко получило овальную форму. Околыш форменных фуражек оставался на всем протяжении почти одинаковым (4,5 см высоты), а вот на гражданских картузах он со временем увеличивался, достигнув 6 и кое-где даже 8 см.

Козырек постепенно уменьшался по своим размерам, как в ширину, так и в длину. Наклон козырька увеличивался, в начале века у него был угол 30 градусов, а в начале 30-х годов 20-го века он принял почти «кепочную» форму, и стал почти горизонтальным. Так называемый «козырек-лопата».

Рисунок 3. Фуражка середины 19-го века. Точно такие картузы носили и в народе.

Олег Тульнов. «Русский картуз»

Тулья, достигнув своего минимума где-то в первом десятилетии 20-го века, снова стала постепенно увеличиваться в размерах.

В начале 20-го века, наряду с картузами с маленькой тульей стал модным картуз с «широким верхом», с почти горизонтальной «шляпкой». В край такой тульи вставлялась пружина, поддерживающая донышко в натянутом положении. Чуть позже в переднюю часть тульи стали вставлять вертикальную пружину (из камышинки или другого упругого материала), который приподнимал перед тульи вверх. В основном такие картузы носили зажиточные крестьяне и купцы. «Кулацкий картуз». Гражданскую моду переняли военные, и ввели на снабжение русской армии фуражку с широкой тульей.

Советские фуражки, начав свою эволюцию с картуза с маленькой тульей, постепенно увеличивались, в конце концов тулья форменных фуражек 60-х годов стала почти повторять форму фуражек начала века.

Рисунок 4. Картуз с высоким околышем и маленькой тульей, бывший модным в конце 19-го столетия.

Олег Тульнов. «Русский картуз»

В некоторых других странах гражданские фуражки так же получили некоторое распространение. В частности, известны фуражки в Германии и Великобритании. Однако от русских картузов они значительно отличаются формой, размерами, фасонами. Например, известна и широко распространена так называемая фуражка принца Хенрика, распространившаяся и у нас в начале 90-х годов, получившая в народе название «жириновка». От русских картузов она отличается размерами, небольшим околышем, небольшим наклоном козырька, его формой, и, самое главное — отделкой по околышу и козырьку, слишком аляповатому для строгого русского головного убора. Известны так же так называемые «докерские» английские фуражи, которые так же отличаются от русских картузов формой, совсем маленьким околышем, небольшим донышком и формой козырька.

Материалы.

Изготавливались русские картузы из различных материалов. В основном на верх шло «покупное сукно» (шерстяная, хорошо уваленая ткань, похожая на фетр), дороговизна его не имела большого значения, так как на картуз требовалось очень немного ткани — буквально около квадратного полуметра. Так же применялись: фая (плотная шелковая ткань репсового плетения), шевиот (шерстяная ткань с небольшим начесом) и другие ткани. Для летних картузов применяли репс разных цветов, молескин (плотная ткань сатинового плетения). В качестве прикладных материалов для подкладки и прокладок) применяли хлопчатобумажный коленкор, сатин и шелк. Козырьки применяли стандартные форменные (те, что шли для форменных фуражек), простые кожаные, искусственные (полотняные, отделанные под кожу), «бумажные» — из плотного картона, предназначенные для обтягивания тканью. Так же в дело шли различные тесемочки, резинки, пуговки, пряжки и т.д.

Рисунок 5. Картуз «гвоздик».

Олег Тульнов. «Русский картуз»
В качестве подтулейника использовали тонкую мягкую кожу-шеврет, либо специально придуманную для этого «картузную клеенку» — то есть тонкий дерматин, гранитоль или подобные кожзаменители. Часто из такого же материала к изнанке донышка, там, где голова касается подкладки, пришивали «потничек», в форме ромба или другой фигуры (каждый мастер пытался выбрать себе какую-нибудь фигуру, отличную от других). Иногда, в картузах с широкой тульей, под донышко целиком прокладывалась кожа, придававшая дополнительную жесткость тулье.

В околыш прокладывался плотный тряпичный картон, вырабатываемый из хлопчатобумажного тряпья, а не целлюлозы. Такой картон вырабатывался специально для картузов и даже получил название «картузного» или «фуражечного» картона. До сих пор в околыши российских фуражек вставляют подобный картон, на который даже есть специальный ГОСТ. Его же использовали в качестве прокладки в обтяжной козырек (козырек из основной ткани).

Рисунок 6. Форменная фуражка начала 20-го века (гражданских ведомств)

Олег Тульнов. «Русский картуз»

Хотя картуз изготавливали из тканей разных цветов, предпочтение отдавали темным тканям, черному, темно-серому, коричневому, темно-зеленому и т.д. Однако подавляющее большинство картузов было сделано из модного тогда темно-синего («индиго») сукна, красивой очень темной, почти черной окраски, красиво переливающейся на солнце. Черный цвет считался цветов священников, поэтому в гражданской одежде почти не применялся. В начале 20-го века распространение получил модный цвет хаки (для хлопчатобумажных картузов), как ни странно, в это время в армии еще почти не применявшийся, однако уже нашедший применение в гражданской одежде. Видимо, мода на него пришла из-за рубежа, где цвет хаки использовали английские войска. Так же получили распространение ткани — шанжан и меланж. Ткань шанжан, благодаря определенному переплетению нитей двух-трех контрастных цветов переливалась в зависимости от угла наблюдения. Например, ткань коричневого цвета могла переливаться зелеными и бордовыми бликами. В тканях меланж использовался другой принцип — на некотором расстоянии ткань казалась одного, обычно серого цвета, хотя была соткана из нитей, свитых из двух контрастных цветов (обычно черный и белый — «серый меланж»).

Рисунок 7. Фуражка конца 30-х годов с «козырьком-лопатой».

Олег Тульнов. «Русский картуз»

Для подкладки обычно выбирался красный цвет — в то время считали, что подкладка такого цвета не пропускает инфракрасные лучи, а значит предохраняет голову от перегрева. Хотя на недорогих картузах подкладка могла быть и других темный цветов — обычно серой, или под цвет ткани верха.

* * *

Особым шиком считались картузы с «форменным козырьком» вместо обтяжного. Такие козырьки изготавливались из плотной кожи и покрывались лаком, так, что сверкали на солнце. А если его еще перед надеванием картуза дополнительно отполировать специальной, хранимой в кармане тряпочкой — то вообще великолепно! Однако такие козырьки, требующие специальных навыков и оборудования в изготовлении, были доступны далеко не всем. Поэтому наряду с обычными тканевыми обтяжными козырьками применяли «псевдоформенные» почти лаковые козырьки, изготовленные из кусочка кожи, и покрытые лаком. Обычный цвет козырьков — черный, хотя на картузах коричневого или хаки цветов могли быть и коричневые лаковые козырьки, либо затемненные кожаные (натурального цвета). При применении лакового козырька, если применялся наружный подбородочный ремень, то его изготавливали из кожи такого же цвета, как и козырек. На картузак с матерчатым козырьком подбородочные ремешки изготавливались только из основной ткани, или применяли тонкий шелковый или шерстяной шнурок.

Картинки:

1 — составные части картуза (названия терминов)
2 — кивер
3 — картуз (или фуражка) середины 19-го века
4 — картуз с высоким околышем и маленькой тульей
5 — картуз «гвоздик»
6 — форменная фуражка начала 20-го века (гражданских ведомств)
7 — советская фуражка образца 1939 года с «козырьком-лопатой»

_____________________________________________________________________________________________________

«Про то разговорились, как живется-можется русскому человеку на нашей привольной земле. Михайло Васильич, дальше губернского города сроду нигде не бывавший, жаловался, что в лесах за Волгой земли холодные, неродимые, пашни и покосы скудные, хлебные недороды частые, по словам его выходило, что крестьянину-заволжанину житье не житье, а одна тяга; не то, чтобы деньги копить, подати исправно нечем платить.

- А промысла,- жаловался он,- что спокон века здешний народ поили-кормили, решатся один за другим. На что ни оглянись, все под гору катится, все другими перебито. На что славна была по всем местам наша горянщина, и ту изобидели: крещане (Жители Крестецкого уезда Новгородской губернии. ) у токарей, юрьевцы да кологривцы у ложкарей отбивают работу. В прежние годы из нашей Чищи (Чищею называется безлесная полоса вдоль левого берега Волги шириною верст на двадцать, двадцать пять и больше.) валенок да шляпа на весь крещеный мир шли, а теперь катальщики чуть не с голоду мрут… Угораздило крещеных у немца картуз перенять!.. От саратовских колонистов тот картуз по Руси пошел и дедовску шляпу в корень извел…

Прежде в Чищи для каждой стороны особую шляпу работали: куда шпилёк, куда верховку, куда кашник (Разные виды русских поярковых шляп.), а теперь, почитай, и валять-то разучились… Хизнула шляпа, остались сапоги с валенками, и те Кинешма с Решмой перебивают, а за Кинешмой да Решмой калязинцы (Город и большое село на Волге в Костромской губернии. Калязин — город Тверской губернии, тоже на Волге. ). Красную Рамень взять, прежде на всю Россию весовые коромысла работала, теперь и этот промысел стал подходить… Нет, плохое житье стало по нашим лесам!»

П.И. Мельников-Печерский.

Олег Тульнов. «Русский картуз»

фото З.Мухина.